1  и ю н я  2014
dorgeles Ролан Доржелес. Роль личности в истории.

Ролан Доржелес. Конец 1920-х – середина 1930-х гг.

 

Удивительные возможности, открывшиеся после окончания холодной войны и падения «железного занавеса», позволили  многим моим соотечественникам не только приобщиться к достижениям западной цивилизации на бытовом уровне, но и предоставили практически безграничные возможности для знакомства с историей, культурой и искусством западного мира. А это значительно больше, нежели возможность хорошо провести время у моря или возможность  приобрести  обновку.

Лично мне всегда чрезвычайно интересен именно культурно-исторический контекст происходивших событий, наиболее ярко проявляющий  характер, быт и окружение творческих людей, причудливым образом способствовавший появлению произведений в различных областях культуры.  Удивительно,  насколько связаны и каким образом переплетены друг с другом судьбы большинства талантливых людей. Начинаешь интересоваться кем-то одним, а история отношений вдруг увлекает тебя в сторону, к новым героям, преподнося сюрпризы и неожиданности.

Последние пару лет изыскания на ниве модерн арта раз за разом приводили меня к одному и тому же человеку.  То вдруг выясняется, что лучшим «окопным» романом  Первой мировой войны является произведение «Деревянные кресты»  некоего Ролана Доржелеса (сразу возникает вопрос:  а как же любимый с юности «На западном фронте без перемен» Ремарка?). То, изучая художественную жизнь Франции начала ХХ века, постоянно возвращаешься к истории о попытке дискредитации современного искусства, устроенной некоей группой насмешников на салоне Независимых в Париже весной 1910 года. В центре скандальной истории снова эта фамилия.

Из истории и деталей перформанса столетней давности известно, что ее идея принадлежит молодому человеку без определенных занятий, по другой версии  – «арт-критику» Ролану Доржелесу.

К концу первого десятилетия ХХ века творческие поиски художников зашли в дебри теоретизирования, появились приверженцы таких художественных течений как фовизм, кубизм, футуризм. Писались манифесты и сочинялись научные обоснования. Друг художников, известный среди богемы математик и шахматист Морис Принсет занимался математическими расчетами для обоснования кубизма. Среди этого общего воодушевления теорией Доржелес на спор решил создать новое течение и взялся сделать это так, чтобы никто не заметил подвоха. Так родилась картина «И солнце закатилось над Адриатическим морем» генуэзского художника Йоахима Рафаэля Боронали, которая была выставлена в марте 1910 года на салоне Независимых. Картина представляла новое течение эксессивизм (от excessive – чрезмерный), основы которого излагались в манифесте, опубликованном в парижских газетах. Полотно вполне вписывалось в экспозицию выставки, было в духе времени и в течение двух дней вызывало абсолютно адекватную реакцию публики. Пока Доржелес в Le Matin  не опубликовал историю создания картины, сопроводив ее документальными свидетельствами – фотоснимками и протоколом судебного пристава, составленным на месте «происшествия». Картину «написал» ослик Лоло известного кабатчика папаши Фреде из кабаре «Проворный кролик». Разумеется, резонанс был колоссальным, начиная от безудержного хохота толпившихся у картины зрителей до дискуссий в прессе о безнравственности поступка выдумщиков, осмелившихся повесить на одной стене произведения выдающихся художников-новаторов и ослиную мазню. К тому же название картины однозначно отсылало к живописному манифесту Клода Моне «Впечатление. Восходящее солнце» (Impression. Soleil levant), 28 лет назад давшего имя знаменитому импрессионизму. Так что, это был серьезный удар по общественному мнению и общественному вкусу.

 

i 010 Ролан Доржелес. Роль личности в истории.

И закатилось солнце над Адриатикой. 1910
© Espace culturel Paul Bédu, Milly-la-Foret (Essonne)
Donation Paul Bédu 1990

 

Надо заметить что, несмотря на раскрытую тайну происхождения картины, она была приобретена скульптором и художником Андре Майо (André Maillos) за 20 луидоров (400 франков золотом, 3500 евро в ценах 2013 года), которые Доржелес пожертвовал приюту для детей-сирот художников и музыкантов Orphelinat des Arts. В 1953 году полотно было приобретено коллекционером Полем Бедю (Paul Bédu).  Теперь картину можно увидеть в музее, где хранится коллекция Поля Бедю, в Мийи-ля-Форе в Эссоне (Milly-la-Forêt , Essonne), в 52 км от Парижа.

Мне и раньше очень хотелось написать про эту историю отдельно, уж очень актуальной она представляется даже сейчас, в начале 21-го века. В воспоминаниях современников она  описывается как веселая остроумная шутка. Желающим рекомендую почитать  мемуары непосредственного участника событий, представителя монпарнасской поэтической богемы Франсиса Карко.  Но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки.  Достаточно напомнить, что эту историю использовал Адольф Гитлер в 1937 году, расправляясь с немецким авангардом и экспрессионизмом, когда нацисты устраивали выставки «дегенеративного» искусства и жгли костры из картин.  Наш Никита Хрущев, громивший советский авангард  в декабре 1962 года на выставке в Манеже, также воспользовался этой историей. Чего только стоит его фраза о творчестве выдающихся советских художников: «А это — искусство, когда картину пишет осел, когда его муха начнет кусать, и чем больше она его кусает, тем он создает «сложнее произведение». Однако самыми первыми, кто использовал эту историю с выдумкой Доржелеса, были  знаменитые русские авангардисты Наталья Гончарова и Михаил Ларионов, основавшие в 1912 году объединение «Ослиный хвост», где наряду с работами известных художников выставлялись детские рисунки, картины маляров и вывески самодеятельного художника Нико Пиросманишвили.

Однако, вернемся  к окопному роману Доржелеса  «Деревянные кресты», благодаря которому автор получил мировую известность уже как писатель. В преддверии столетия с начала Первой мировой войны желание прочесть его уже достигло определенного градуса. Но книга оставалась недосягаема. Роман можно было прочитать либо в оригинале на французском, либо в переводе на английском. Все же цель была – так или иначе, но найти русский перевод, изданный в 1925 году тиражом 4 тысяч экземпляров. Год поисков принес свои результаты.

Если сравнивать «Деревянные кресты» с романом «На западном фронте без перемен», то, проще говоря, это как сравнивать Францию с Германией. Роман Ремарка близок германскому экспрессионизму, черно-белое обобщенное изображение войны глазами молодого солдата, написанное через 10 лет после окончания войны в 1929 году и содержащее зрелый анализ и оценку жестокости и бессмысленности войны. Доржелес издал свой роман в 1919-м и писал его непосредственно в годы войны в память о своих погибших товарищах.  Любопытно, что оба автора служили в пехоте и вполне могли оказаться в окопах по разные стороны линии фронта, поскольку их страны воевали друг против друга.

В обоих романах описывается окопная война. Но у Доржелеса и солдатский быт, и неразбериха перестрелок, и тягостные ожидания арт-обстрелов описаны яркими красками. Это роман именно о французских солдатах, воюющих на французской земле, и это чувствуется и в описании героев романа, у которых не просто французские имена, а типичные национальные черты. Несмотря на натурализм «окопного романа» Доржелеса, он полон жизни и человеческого тепла.

 

Dorgeles1915 Ролан Доржелес. Роль личности в истории.

Ролан Доржелес в окопах Первой мировой войны. 1915

 

Необходимо  сказать, что роман «Деревянные кресты» (Les Croix de bois) издан общим тиражом более 1 млн. экземпляров, переведен на многие языки. В 1919 году получил приз Fémina и был номинирован на Гонкуровскую премию. Шестью голосами против четырех победил роман Марселя Пруста «Под сенью девушек в цвету». Тем не менее, с Гонкуровской премией Доржелес был связан всю свою жизнь – с 1927 года член Гонкуровской академии, Доржелес  в 1954 году был избран ее президентом  и остался на этом посту до самой своей смерти в 1973 году.

Еще один неожиданный штрих к портрету Ролана Доржелеса (Roland Dorgelès). При подготовке материала «Художественная жизнь оккупированной Франции. 1940-1944» пришлось прочитать  много  материалов о вступлении Франции во Вторую мировую войну и о периоде до оккупации, названном «странной войной» (Drôle de guerre), когда Франция «воевала» с Германией, практически не сделав ни одного выстрела. Так вот, этот емкий и чрезвычайно точный термин был придуман и введен в обиход военным корреспондентом  еженедельника Грингуар (Gringoire) Роланом Доржелесом. 

Выходит, что Доржелес на протяжении всей своей жизни настолько точно схватывал самую суть глобальных событий, будь то художественные поиски и проблемы творчества или исторические вехи мирового масштаба, умел лаконично обозначить больное место и привлечь к нему всеобщее внимание.

Закончить материал хотелось бы видео-портретом Ролана Доржелеса. На кинопленке 1910-х годов Доржелес запечатлен вместе со свои близким другом – знаменитым французским поэтом Гийомом Аполлинером. Глядя на весело шагающих молодых людей, можно  живо представить себе шалости и затеи монпарнасской богемы – сценку создания «шедевра» современного искусства автором – осликом Лоло.