(1883-1956)

marie laurencin autoportrait Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Автопортрет. 1905

 

Мари Лорансен родилась 31 октября 1883 года в Париже. Мари была незаконнорожденной дочерью Альфреда Станисласа Туле (Alfred Stanislas Toulet, 1839-1905), государственного служащего из семьи высокопоставленных чиновников – он сам был главным налоговым инспектором Парижа, его братья также занимали солидные государственные должности. Когда родилась Мари, Туле было 45 лет, он был вдвое старше ее матери Полин-Мелани Лорансен (Pauline-Mélanie Laurencin, 1861-1913).  Мать была родом из Нормандии. Дочь кузнеца, она получила соответствующее ее социальному статусу образование и приехала в Париж работать прислугой. После рождения дочери Полин стала зарабатывать шитьем  и вышиванием. До самой своей смерти в 1905 году отец материально помогал семейству, что дало возможность Мари окончить лицей, а ее матери вести скромное, но стабильное существование в престижном буржуазном районе Парижа. Альфред Туле иногда навещал Полин и Мари, но свое отцовство никогда открыто не признавал, что очень болезненно переживала мать будущей художницы.

Детство Мари была довольно тягостным. Мать была к ней очень строга. Будучи сама молчаливой, она передала это качество и дочери. К тому же в доме царила атмосфера секретности и недосказанности. Девочке недоставало простого человеческого тепла. Мать всегда сидела в кресле и вышивала или плела кружева. По вечерам она пела грустные нормандские песни, к ней присоединялась и Мари, у которой был красивый голос – тягучий и грассирующий. С детства Мари окружали предметы рукоделия матери: кружева, орнаменты и изящные ткани – шелк, лен, бархат. От матери она унаследовала способности к кропотливому труду и любовь к изящным вещам.

Рисовать Мари начала в подростковом возрасте. Ко времени учебы в лицее Ламартин относятся ее первые наброски – портреты подруг по лицею и матери, сидящей в кресле за рукоделием. Мать не слишком поощряла наклонности к рисованию у дочери, но, выбирая для девочки профессию, в 1901 году решила отправить ее обучаться росписи по фарфору в Высшую школу для девушек в Севр.

После окончания учебы в 1902 году Мари не осталась работать на знаменитой фарфоровой мануфактуре в Севре, а вернулась в Париж и сразу же поступила в Школу рисунка города Парижа в муниципальной мастерской Les Batignolle. Ее педагогом становится Мадлен Лемер (Madeleine Lemaire, 1845-1928), прославившаяся превосходными натюрмортами с цветами. В это же время учеником мастерской, правда, по классу Эжена Киньоло (Eugène Quignolot, 1858-1918), был Жорж Брак, который был всего на год старше Мари.

 

сканирование0010 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Девушка в голубом. 1903

 

Одновременно с обучением в школе рисунка Мари начала посещать занятия в академии Фердинана Юмбера, в которую девушек принимали бесплатно. Ее товарищами по академии были семнадцатилетний Жорж Лепап (George Lepape) и Жорж Брак. Получив ремесленные навыки в школе фарфора в Севре, Мари легко справлялась с занятиями в академии. У нее была твердая, уверенная рука и свой взгляд на изображение предметов и людей. Известный художник-модельер, график и мастер плаката Жорж Лепап так вспоминал о своем знакомстве с Мари: «Однажды я заметил молодую девушку. Ее манера одеваться была строгой, простой; цвет лица у нее был матовый без тени пудры или румян, ее немного вьющиеся каштановые волосы были заплетены в косу и уложены на затылке. Во время работы она надевала пенсне, которое держалось с помощью веревочки, протянутой за ухо. Она не двигалась с места, несмотря на изменения расположения модели, и заканчивала каждый рисунок без видимого усилия. Уверенный рисунок, мощный и чувственный одновременно. Это было колоссально. Я никогда не видел такого мастерства!» Лепап и Брак предложили Мари совместные вечерние сеансы рисования, которые очень сблизили юных художников. Как-то Брак, показывая своим друзьям Дюфи и Пикабиа маленький портрет, написанный Мари в розовых, черных и белых тонах, воскликнул: «Малышка Лорансен, да у вас талант! Вам нужно продолжать».

 

сканирование0026 2 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Слева: Мари Лорансен. 1893. Справа: Мари Лорансен. 1928

 

В 1903 году  Мари начала также учиться гравюре в ателье художника Луи Жуа-Путреля (Louis Jouas-Poutrel, 1874-1957) на улице Расина, где ей помогал в работе польский художник Людвиг Маркус, впоследствии ставший известным французским художником Луи Маркусси (Louis Marcoussis, 1878-1941). В мастерской Жуа-Путреля Мари Лорансен выполняет серию офортов к «Песням Билити» Пьера Луе (Pierre Louÿs), представляющих собой оду лесбийской любви.

Со временем Мари меняет цветовую гамму своих работ, кроме того она начинает использовать в своих композициях элементы арабесок. Девушка часто посещает Лувр, где ее внимание привлекает древняя керамика, итальянское искусство и персидские миниатюры. В 1905 году Мари пишет свои первые автопортреты маслом и печатает первые графические работы.

В 1905 году Лорансен впервые выставляется на Осеннем салоне. Она испытывает настоящий шок от работ фовистов. Мари начинает менять свои взгляды на живопись и присоединяется к новой изобразительной системе, сторонниками которой уже являются Матисс, Манген, Дерен, Вламинк, Марке, Камуан, Ван Донген, Руо и Анри Руссо (Таможенник Руссо).

Все это время Мари живет с матерью. Полин Лорансен, несмотря на подозрительность в отношении художников, окружавших ее дочь, тем не менее, не ограничивала ее свободу. 22 августа 1905 года в Виши умирает отец художницы, но это не вызывает никаких переживаний со стороны Мари. Нет и свидетельств, что она ездила к нему на могилу. Она полностью захвачена своим творчеством и своей свободой.

В марте 1906 года в жизни Мари появляется Анри-Пьер Роше (Henri-Pierre Roché, 1879-1959). Не окончив курс живописи в академии Жюлиана, Анри-Пьер Роше в начале 20-го века стал заметным человеком в богемном Париже – коллекционером, маршаном, другом художников (Пикассо, Модильяни, Ривера), поэтов (Кокто, Жакоб) и композиторов (Орик, Варез).  Именно он представил Гертруде Стайн молодого Пикассо. Гертруда Стайн так писала о Роше в «Автобиографии Элис Б. Токлас»: «Он был чрезвычайно искренний, чрезвычайно благородный, преданный, чрезвычайно надежный и чрезвычайно восторженный человек который всех со всеми знакомил. Он знал всех на свете, причем он действительно их всех знал и мог познакомить кого угодно с кем угодно. Он хотел стать писателем. Он был высокий и рыжий и никогда не говорил ничего кроме прекрасно прекрасно великолепно и жил с мамой и бабушкой. Он много чего в жизни успел…» (воспроизводится с орфографией оригинала).

Одновременно с коллекционированием картин он пополнял и коллекцию дамских сердец. Опытный обольститель, Анри-Пьер познакомился с Мари в мастерской Брака. Очарованный ее необычной красотой, французской фигуркой, матовой кожей, ироничным и непосредственным характером, девичьей наивностью и невинностью, он пригласил ее в танцзал «Бал Тамбурин». Взаимное влечение возникло сразу же, развитие событий не замедлило последовать. 16 апреля Мари впервые перешагнула порог его квартиры на ул. Медичи, 1, а 24 июня стала его возлюбленной. О своем восторженном к ней отношении Анри вел скрупулезные записи в своем дневнике.

Роман продолжался несколько месяцев. Мари не могла смириться с бесконечными изменами своего возлюбленного. Их связь закончилась, но дружба, основанная на восхищении Анри искусством Мари, длилась многие годы. Он стал ее первым покупателем и коллекционером, а его коллекция в итоге состояла из 140 работ Мари. Он познакомил Лорансен с современной французской поэзией – Малларме, Поль Фор, Андре Жид, Поль Валери. Обсуждал с Мари ее новые  работы, творческие планы, помогал с участием в выставках – не только во Франции, но и в Германии, Голландии, знакомил с полезными людьми. Именно он познакомил Мари с ее будущим мужем…

Весной 1907 года к Мари пришла настоящая большая любовь, она познакомилась с Гийомом Аполлинером. Как известно, этому знакомству они обязаны Пабло Пикассо. В поэме «Убиенный поэт» в 1916 году Аполлинер так описывал это знакомство.

«…Наконец, он повернулся к Крониаманталю и сказал:

- Вчера вечером я видел твою жену.

- Кто она? – спросил Крониаманталь.

- Не знаю, я ее увидел, но не знаю ее. Это именно такая девушка, какие тебе нравятся. У нее печальное детское лицо женщины, которой судьбой предначертано быть причиной страданий. В числе ее достоинств – руки: они поднимаются, чтобы оттолкнуть; а также то, что она лишена того благородства, которое не смогли бы полюбить поэты, ибо оно помешало бы им предаваться страданию. Я видел твою жену, я же сказал. Она и уродство, и красота; она то, что нам нравится сегодня. И она, наверное, пахнет лавровым листом».

На самом деле Пабло увидел Мари в лавке Кловиса Саго (Clovis Sagot), бывшего клоуна цирка Медрано, первым начавшего продавать картины Пикассо. Мари зашла туда посмотреть новые работы и пообщаться с Саго, уже имевшего репутацию маршана, интересующегося современными художниками. Пикассо сразу же отправился к своему другу и сказал ему известную фразу: «Я нашел тебе невесту». Через некоторое время Гийом познакомился с Мари.

 

сканирование0036 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Слева: Мари Лорансен.1906. Справа: Гийом Аполлинер. 1912

 

Это была любовь с первого взгляда. Ей 23 года, ему 26. Она юная талантливая художница, серьезно относящаяся к своему призванию. Он молодой поэт и художественный критик, отличающийся невероятной эрудицией, печатающийся в нескольких литературных изданиях, еще не написавший своих самых значительных книг, но уже известный лирическими стихами и дружбой с художниками.

Несмотря на то, что Мари продолжала жить с матерью, они с Гийомом были практически неразлучны. Сразу после знакомства Гийом переехал в тот же район, где жила Мари, – Отёй, неоднократно воспетый в стихах. Они везде стали появляться вместе – в Бато-Лавуар у Пикассо, у Гертруды Стайн, на ужинах в кафе Клозери де Лила. Отношение к Мари в этих кругах было неоднозначное – кому-то она очень нравилась, кто-то ее категорически отвергал. Многие современники оставили о ней не слишком лестные воспоминания. Не любила ее Фернанда Оливье, спутница молодого Пикассо, считавшая Мари жеманницей и ломакой. Известная литературная дама Луиза Фор-Фавье (Louise Faure Favier), напротив, восторгалась ее изящной французской фигурой и глазами как у Маргариты Наваррской. Писатель Андре Сальмон сравнивал ее с русскими красавицами пушкинской поры.

То, что ее не приняли женщины «банды Пикассо», вполне понятно – девушка из буржуазного окружения, возомнившая себя художницей и считающая себя равной ИХ Пикассо, Дерену, Браку, Вламинку…, тогда как они – натурщицы, жены, подруги – познали годы нищеты и лишений. Чего стоит только жизнь в Бато-Лавур – без водопровода и отопления! Мари и сама не способствовала установлению доверительных отношений с кругом художников и их подруг, она всегда покидала вечеринки строго в 23.45, чтобы на таксомоторе успеть до полуночи домой к матери. Фернанда даже удостоилась от нее достаточно злого шаржа с названием “Madame Pikaçoh”.

 

сканирование0009 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Мадам Пикассо (Портрет-шарж Фернанды Оливье) . 1908

 

В 1908 году Аполлинер заказал Таможеннику Руссо, искусством которого восхищались молодые художники, парный портрет с Мари. Было несколько сеансов с натуры в мастерской Руссо, на первом из которых Анри Руссо скрупулезно, как заправский портной, измерил величину лица, ушей и носа поэта и перенес эти размеры на холст. Но когда картина «Поэт и его муза» была закончена, Гийому она не понравилась – сам он был изображен невысоким и коренастым, а Мари – дородной зрелой женщиной. Руссо говорил Мари: «Твой Гийом большой поэт, и муза ему нужна большая». Не спасли картину в глазах Гийома и атрибуты поэзии – перо и свиток, вложенные в руки поэта. Через год Руссо написал второй вариант картины, названный им «Муза, вдохновляющая поэта», который теперь хранится в Пушкинском музее в Москве.

 

сканирование0026 3 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Слева: Анри Руссо. Муза, вдохновляющая Поэта. 1909. Справа: Анри Руссо. Поэт и Муза. 1908.

 

Ничто так не сплачивает творческих молодых людей как разгульные вечеринки и совместные попойки. Заметным мероприятием в жизни богемного Монмартра стал обед, данный Пикассо в честь Таможенника Руссо. Начиналось все как званый обед на тридцать человек, для чего к мастерской Пикассо присоединили две соседние квартиры Бато-Лавуар, в одной из которых расположилась комната отдыха для дам, в другой – для мужчин. Присутствовали Пабло с Фернандой, Гийом с Мари, Андре Сальмон, Гертруда Стайн с Элис Б. Токлас, сам Руссо и другие участники, собравшиеся для чествования великого художника, которому было уже 63 года. Вино лилось рекой, и через какое-то время гости стали совершенно невоздержанны в своих эмоциях. Мари, не умевшая пить, вела себя весьма шумно – по свидетельствам участников «издавала крики огромной ламы», чтобы привлечь к себе внимание. Гийом пытался ее унять и отправить домой к матери, в чем не преуспел. Справилась с Мари лишь Гертруда Стайн, которая предложила девушке вместе спеть «очаровательные нормандские песни».  Руссо играл на плохой скрипке, Брак – на аккордеоне, Сальмон читал лирические стихи, а Аполлинер произносил поэтические тосты в честь «юбиляра». На шум веселья подтягивались новые участники, включая знаменитого папашу Фреде с его знаменитым осликом Лоло.

 

2011 06 02 3 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Аполлинер и его друзья, или Загородная встреча. 1909

 

Вечеринка, безусловно, удалась, раз ее регулярно вспоминают и через столетие. Но для Мари она послужила еще и творческим импульсом для создания прекрасного полотна «Группа художников», группового портрета Пикассо с Фернандой Оливье и их собачки Фрики, а также самих Гийома и Мари. Картина была написана в сдержанной цветовой гамме, свойственной пейзажам Пикассо этого периода, но в наивной, примитивистской манере Анри Руссо. Портрет, написанный для Аполлинера, сразу был куплен Гертрудой Стайн – не без усилий со стороны Анри-Пьера Роше. Гийом, всегда поддерживавший Мари в ее творчестве, был и польщен признанием ее таланта, и огорчен одновременно. Это обстоятельство подвигло Мари на написание второй версии группового портрета «Аполлинер и его друзья, или Загородная встреча» (“Apollinaire et ses amis, ou La réunion a la champagne”), где круг участников был расширен и включал, в том числе, и Гертруду Стайн.

Считается, что последним импульсом для возникновения кубизма стало  посещение «бандой Пикассо» в июне 1907 года одного из артистических кафе, где вся компания решила попробовать гашиш. Реакция у всех была разная, видения на темы творчества были лишь у Пикассо. Результатом увиденных образов стала картина «Авиньонские девицы», которая была написана к концу лета. На друзей она произвела ошеломляющее впечатление. Число художников, присоединявшихся к новому течению, росло от выставки к выставке. Брак, Дерен, Вламинк, Маркусси, Грис, Ривера, Бранкузи, Архипенко…

Захватило новое течение и Мари Лорансен. Она тоже начала экспериментировать с новыми образами, но совершенно по-своему, со свойственной ее натуре изяществом и женской утонченностью. Критики называли ее работы «кубизмом рококо» и «деликатным кубизмом». Непросто было сохранить творческую независимость женщине-художнику в жестком мире художников-мужчин, особенно окружавших Лорансен. Мари упорно искала свой собственный путь, избегая подражательства и сильных влияний. Безусловно, большую роль в ее становлении сыграла поддержка Аполлинера, оценившего ее талант и индивидуальность. В течение пяти лет, когда они были вместе, Мари создала замечательные произведения, открывшие новую грань кубизма, отказавшись от изображения привычных предметов – столов, стульев, скрипок, гитар, которые писали Пикассо, Брак и другие художники. Героями полотен Мари становятся прекрасные музицирующие или танцующие девушки, окруженные красивыми растениями,  животными и птицами.

 

Marie Laurencin 1913 Le Bal elegant ou la danse a la campagne Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Элегантный бал, или Танец на природе. 1913

 

Аполлинер, ставший глашатаем нового искусства, занялся воплощением основной идеи кубизма, согласно которой пластические искусства должны резонировать с вербальными. Проще говоря, он стремился доносить идеи кубизма до публики языком поэзии. Как художественный критик Гийом писал предисловия ко всем каталогам выставок, обзоры экспозиций и статьи о художниках. Конечно, Аполлинер не был профессиональным знатоком искусства и арт-критиком в привычном смысле, тем ценнее его усилия по формированию эстетических вкусов публики начала 20-го века, ведь публика больше доверяет тем, кого считает ближе к себе.

Начиная с 1908 года, Аполлинер регулярно и неизменно восторженно писал в своих публикациях о новых работах Лорансен и тонкостях ее творчества. Даже когда ей было отказано в участии в Осеннем салоне 1910 года, Аполлинер не преминул упомянуть ее имя: «Обратим внимание на то, что такие значительные художники как Андре Дерен, Мари Лорансен, Пай и другие, не выставляют свои работы». В 1912 году, когда кубизм достиг своего апогея, Аполлинер выпускает сборник статей «Художники-кубисты». Его первое издание открывалось статьей «Мадемуазель Мари Лорансен», в которой поэт ставит художницу между Пабло Пикассо и Таможенником Руссо.

В этот период Мари много работает и активно выставляется. На Осеннем салоне 1909 года она показала две свои работы – «Осень» и «Загородная встреча». С декабря 1909 года по июль 1910-го шесть ее работ демонстрируются на передвижной выставке Салона Издебского – от Одессы до Санкт-Петербурга. Три картины выставляются на салоне Независимых весной 1910 года. В октябре 1910 года ее работы соседствуют с работами Матисса, Ван Донгена и Фриеза на выставке Русского Литературно-художественного Общества; весной на салоне Независимых 1911 года – с работами Робера Делоне, Лё Фоконье, Метценже.

 

сканирование0020 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Меблированный дом. 1912

 

1912 год был особенно успешен для художницы. С 28 февраля по 13 марта вместе с Робером Делоне они представляют публике свои персональные экспозиции в галерее Барбазанж (la galerie Barbazanges) на улице Фобур Сен-Оноре, 109, меценатом которой является кутюрье Поль Пуаре. Весной ее работы представлены на салоне Независимых. Две работы Мари экспонируются на выставке, проходившей с 25 мая по 30 сентября в Кельне. В том же году работы Лорансен были представлены на выставке Современного искусства в Амстердаме. В феврале 1913 года семь картин Мари Лорансен участвуют в знаменитой Армори Шоу в Нью-Йорке, которая собрала весь цвет европейского современного искусства, чтобы показать его Америке.

Пришел к Мари и коммерческий успех. Ее друг и бывший возлюбленный Анри-Пьер Роше старается познакомить Мари со всеми известными ему меценатами, коллекционерами и любителями искусства, помогает в организации выставок. Не обходится и без обыкновенного везения вкупе с энтузиазмом владельца парижской галереи Вильгельма Уде, который организовал у себя выставку Мари в 1911 году. На просьбу Мари купить самому что-нибудь с выставки, т.к. ничего не продалось, он решил помочь художнице и стал предлагать лучшую ее работу «Молодые женщины» (Les Jeunes Filles) за немыслимую по тем временам цену – четыре тысячи франков золотом. Через какое-то время покупатель нашелся, им был шведский меценат Рольф де Маре. Через несколько недель маршан Поль Розенберг заключил с Мари контракт на приобретение ее работ, чем гарантировал ей финансовую стабильность.

 

сканирование0021 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Молодые женщины. 1909

 

Успехи художницы еще больше укрепили ее независимость и придали ей уверенности в себе, но усилили разногласия в отношениях с Аполлинером. Несмотря на казалось бы сходное происхождение – оба были незаконнорожденными детьми, отцы которых имели дворянские корни, Мари и Гийом воспитывались в совершенно различной среде. Она – в атмосфере мелкобуржуазного мещанского быта, из которого всегда стремилась и не могла вырваться. Он – внук польского графа; мать его была своенравной эксцентричной светской дамой со скандальной репутацией, жила на широкую ногу, была завсегдатаем казино Ниццы и Монте-Карло. Считается, что от матери Гийом унаследовал прекрасный аппетит и любовь хорошо поесть. А для француза, каким Аполлинер себя считал, не имея французского гражданства, это весьма серьезно. В воспоминаниях современников часто указывается на то, что с самого начала связи Мари и Гийома она стала царствовать у него на кухне. На самом деле, не по доброй воле, а по принуждению… Судя по сохранившейся переписке, он давал ей строгие инструкции, какие продукты покупать и как конкретно их готовить, а она должна была неукоснительно все выполнять.

Трения в отношениях были с самого начала – как правило, по незначительным поводам, но безоблачным этот союз не был никогда. Когда Луиза Фор-Фавье спросила Мари, почему они все-таки не поженились с Гийомом, Мари ответила: «Сначала мадам де Костровицки этого не хотела, я не была для нее достаточно богата. После 1911 года – моя мать. То одна, то другая по очереди». Конечно, помимо неодобрения этого союза со стороны близких, были и внутренние причины. Друг Аполлинера поэт Андре Бийи говорил, что Гийом был очень деспотичным по отношению к Мари, а она имела слишком независимую натуру, чтобы быть его женой.

Разлад особенно стал ощутим осенью 1911 года после ареста Аполлинера по подозрению в похищении Джоконды из Лувра. Со свойственной ему широтой души Аполлинер взял себе секретарем молодого бельгийского литератора, который не видел ничего плохого в том, чтобы обеспечить своих друзей и знакомых необходимыми им вещами. Например, Пикассо – небольшими африканскими статуэтками, которые молодой человек лично крал из Лувра. Когда же пропала Джоконда, выявились и эти мелкие недостачи, и расследование привело к Гийому. Он пробыл в тюрьме всего одиннадцать дней, но история приобрела широкую огласку. Для Полин Лорансен такая партия для дочери казалась совершенно невозможной. Да и сама Мари ни разу не навестила Гийома в тюрьме и не написала ему даже записки. Весь следующий год Мари целиком была поглощена своим творчеством, а Гийом безумно ревновал ее и буквально выслеживал и преследовал.

 

сканирование0018 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Автопортрет. 1912

 

Летом 1913 года после непродолжительной болезни в возрасте 52 лет умирает мадам Лорансен. Мари очень тяжело переживала утрату. В первые месяцы после смерти матери в отношениях Мари с Гийомом наметилось некоторое потепление, но оно оказалось обманчивым. Прежней любви вернуть не удалось… Но в мировой поэзии она осталась навсегда – лучшая любовная лирика Аполлинера посвящена Мари Лорансен. Когда Сорбонна начала записывать на фонограф величайших из живущих поэтов, к Аполлинеру обратились с предложением записать что-нибудь из его поэзии для будущих поколений, он выбрал «Мост Мирабо», стихи, написанные на расставание с Мари Лорансен.

Примечательна история пророчества Макса Жакоба. На одной из вечеринок Макс, который хотел продемонстрировать свои способности оракула, предложил присутствующим погадать по руке. Мари Лорансен он сказал, что она будет несчастлива в любви и ей придется покинуть родину. На возмущенные восклики Мари, не мыслившей жизни без Парижа, он ответил, что через несколько лет изгнания она вернется и снова будет жить в своем любимом Париже. Молодому поэту Рене Дализу, другу детства Аполлинера, он сказал, что тот не доживет и до сорока. А Аполлинеру – что он не станет членом французской академии и не будет признан при жизни, но после смерти его ждет слава великого поэта. С друзьями, разумеется, дело закончилось конфликтом. Но как любой большой поэт, Жакоб, безусловно, обладал даром предвидения. Его пророчества в точности сбылись.

С приходом известности у Мари появился новый круг знакомств. Не без помощи Роше на салоне Независимых весной 1911 года картину Мари купила молодая супружеская пара – Николь и Андре Груль (André Groult), которые захотели поближе познакомиться с художницей. Андре был известным декоратором и дизайнером мебели. Николь (Nicole Groult) была сестрой знаменитого кутюрье Поля Пуаре и сама занималась дизайном одежды. Она отличалась независимым характером и весьма свободными нравами. Вместе с ней Мари начинает посещать популярный салон Натали Барни, куда дамы приходят парами. Кроме Николь, Мари сближается также с другой известной феминисткой Ивонн Кротти (Yvonne Crotti), женой художника Жана Кротти. Переписка с двумя подругами изобилует утонченной лирической поэзией, что было весьма популярно в то время.

 

сканирование0017 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Автопортрет. 1912

 

В начале 1914 года Мари познакомилась с немецким художником Отто Ветьеном. Вспыхнуло новое чувство. Вскоре они стали любовниками, затем незамедлительно последовало предложение руки и сердца. Отто был потомком древнего рода, и Мари не упустила возможности стать баронессой Ветьен. Свадьба состоялась 22 июня 1914 года. Провести медовый месяц молодые отправились на Атлантику в Биарриц. Там же застало их начало первой мировой войны. Француженка Мари оказалась подданной вражеского государства на своей собственной родине. Отто исключал возможность возвращения в Германию, чтобы не воевать против своей любимой Франции. Было принято решение отправиться в нейтральную Испанию, чтобы переждать там, как казалось тогда, кратковременный конфликт.

Сначала Ветьены обосновалась в Мадриде. В то время в испанской столице собрались такие же беженцы, как и Мари с Отто – художники Робер и Соня Делоне (Робер был освобожден от воинской повинности из-за заболевания легких), Мари Бланшар, скульптор Липшиц. Из Лондона приехали Леонар Фужита и Кавашима Рукита, вскоре вернувшиеся в Париж. Осенью 1914 года по дороге в Мексику проездом в Мадриде несколько недель находился Диего Ривера, написавший портрет Мари.

Мари, не мешкая, взялась за гуаши и акварели – нужно было выполнять условия контракта с Розенбергом, несмотря на то, что барон Ветьен получал ренту 40 тысяч марок ежегодно. Отто охладел к Мари через три месяца, пристрастился к спиртному и часто пропадал из дома. У них установились спокойные, ровные отношения как у брата с сестрой. Зимой Отто заболел тифом, и общение с кругом художником практически прекратилось. В марте 1915 года знакомая французская пара предложила Ветьенам пожить на их вилле в Малаге, которая в то время пустовала. В этом небольшом пыльном и душном городке они прожили целый год. В это время Мари пишет щемящие стихи, страдая ностальгией по ушедшей любви с Аполлинером, и такие же печальные картины – изображая себя узницей в заточении.

Не имея возможности общаться с близкими друзьями, Мари ведет обширную переписку. Среди ее корреспондентов Анри Роше, Жан-Эмиль Лабурер (Jean-Emile Laboureur), Ивонн Кротти, Николь Груль и Луиза Фор-Фавье, через которую Мари узнает новости об Аполлинере. В короткие часы затишья от артиллерийских атак он пишет поэму «Убиенный поэт» (1916), где в образе возлюбленной Поэта «балеринке Тристуз» (в переводе с фр. «грусть») узнается Мари Лорансен.  С большим опозданием до Мари доходят вести о тяжелом ранении Гийома – 17 марта 1916 года осколок снаряда пробил его каску и попал в висок.

В апреле 1916 года супруги Ветьен решили переехать в Барселону, где к тому времени собралась большая группа художников – Хана Орлова, Серж Шаршун, Альбер Глез с женой Жюльетт Рош, Ричиото Канудо. После приезда Франсиса Пикабиа жизнь Мари оживилась, она с энтузиазмом помогала Пикабиа выпускать его дадаистский литературный журнал «391» – за три месяца вышло шесть номеров, в одном из которых в марте 1917 года опубликовано стихотворение Мари Лорансен «Успокоительное», выражающее всю ее грусть и тоску по родине и былой любви.

 

Не просто печальная
А скорбящая
Не просто скорбящая
А несчастная
Не просто несчастная
А страдающая
Не просто страдающая
А покинутая
Не просто покинутая
А сирая
Не просто сирая
А изгнанная
Не просто изгнанная
А мертвая
Не просто мертвая
А забытая

 

Летом 1917 года приезжают Русские балеты Дягилева с тремя спектаклями. Вместе с труппой приехал Пикассо с Ольгой Хохловой, сделавший декорации к балету «Парад». Супруги Ветьен не пропускают ни одного спектакля, но, тем не менее, не удостаиваются приглашения на чествование дягилевской труппы и встречи с Пикассо, глубоко оскорбленного за своего друга Аполлинера.

В Барселону приезжает Моисей Кислинг на лечение после ранения, Гертруда Стайн с Элис Токлас, Наталья Гончарова с Михаилом Ларионовым. На несколько недель приезжает Николь Груль, муж которой воюет на фронте. Мари и Николь всюду появляются вместе, не скрывая своей недвусмысленной близости.

В феврале 1918 года супруги Ветьен отправляются в Мадрид. Здесь Мари узнает, что все ее имущество – мебель, картины, обстановка – конфискованы французским государством. Мари продолжает работать, посещает музей Прадо, парк Ретиро, зоологический сад. Жизнь в изгнании становится мучительной и невыносимой. С особым раздражением Мари узнает новость о том, что в мае 1918 года Аполлинер женился на рыжеволосой красавице Жаклин Колб, по прозвищу Руби. Когда же долгожданное перемирие межу воюющими государствами совпало с похоронами Аполлинера, умершего 9 ноября 1918 года от испанки, Мари поняла, что закончилась какая-то важная часть ее жизни и дальше так продолжаться не может.

 

Marie Laurencin 1918 vers La femme cheval Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Женщина-лошадь. 1918

 

Все друзья, французы и иностранцы, поспешили вернуться в Париж. Статус Мари и Отто был определен только после заключения Версальского мирного договора, и они оставались «узниками» Испании. Тем не менее, засобирались и они – через Италию и Швейцарию в Дюссельдорф к матери Отто.

Жизнь в доме свекрови с мужем-алкоголиком вообще потеряла всякий смысл и превратилась в бесцельное существование. Многомесячное испытание прекратилось благодаря Полю Розенбергу, организовавшему в марте 1921 года первую после отъезда из Франции выставку Мари Лорансен и настоявшему на ее личном присутствии. Мари вновь почувствовала себя уверенной и свободной, приняв окончательное решение изменить свою жизнь. 25 июля 1921 года она получила развод, отказавшись от пожизненных алиментов. Обосноваться в Париже ей помог верный Жан-Эмиль Лабурер, снявший для нее квартиру. Жизнь снова приобрела смысл в горячо и нежно любимой ею Франции.

Лорансен достаточно быстро стала не просто популярной, а поистине модной художницей – яркой представительницей стиля ар-деко. Она писала много заказных портретов известных людей своего времени (преимущественно женских), каждый хотел иметь в доме свою «лорансен». Большой успех ей принесла работа над балетом «Лани» (Les Biches) на музыку Франсиса Пуленка для дягилевских Русских балетов, для которого она сделала эскизы костюмов и оформления сцены. Впервые балет был показан 6 января 1924 года в Монте-Карло, затем в Париже и Лондоне.

Летом того же года граф Этьен де Бомон, также увлекавшийся постановкой балетов и организацией театрализованных представлений, заказал Мари Лорансен декорации и афишу к балету «Розы», затем последовал балет «Веер Жанны», а в 1927 году – «О чем мечтают девушки».

В 1920-е годы Мари Лорансен много занимается книжной графикой. Она выполнила иллюстрации более чем к сорока изданиям, включая «Алису в стране чудес» Льюиса Кэррола.

После всемирного экономического кризиса 1929 года, который дошел до Европы к 1931 году, звезда Лорансен закатилась. Ее искусство стало считаться «устаревшим», покупали картины и заказывали портреты только самые верные поклонники. В 1932 году Жан-Эмиль Лабурер пригласил Мари преподавать в академии 16-го округа Парижа, где она в течение трех лет обучала студентов живописи.

30 июля 1935 года французское правительство наградило Мари Лорансен орденом Почетного легиона.

Мари продолжала регулярно принимать участие в выставках – в 1931 году в Нью-Йорке, в 1934 и 1936 году в Лондоне и Париже, в 1937 году в международных выставках. Но времена меняются, и в Европе уже чувствуется напряженность. В 1933 году Альфред Флешхайм (Alfred Flechtheim), маршан Лорансен в Германии, покидает страну, спасаясь от режима национал-социалистов. Источники доходов сокращаются, и жизнь Мари становится значительно скромнее.

Мари Лорансен не была бы Мари Лорансен, если бы всегда не поступала по-своему, и часто, с точки зрения истории и последующих поколений, не совсем правильно.

После начала второй мировой войны Мари Лорансен оказалась в достаточно многочисленной части французской культурной интеллигенции, которая отличалась германофильскими настроениями и одобряла планы нацистов по подавлению большевистских настроений в Западной Европе. В оккупированном Париже художница Лорансен пользовалась большим успехом, несколько раз посещала приемы, вернисажи и концерты, которые в большом количестве устраивались культурным атташе Германии, общалась с любимцем Гитлера скульптором Арно Брекером и его женой-гречанкой, которую знала еще с 1920-х годов, когда та была натурщицей Дерена, а сам Брекер был учеником Майоля. Хотя Лорансен и не участвовала в пропагандистской поездке французских художников, скульпторов и писателей в Германию в октябре 1941 года (см. материал «Художественная жизнь оккупированной Франции. 1940-1944»), которую организовал ее поклонник лейтенант Герхард Геллер (Gerhard Heller), но находила эту идею «вполне интересной». В целом ее дела после прихода немцев пошли неплохо, картины Лорансен росли в цене – один из ее портретов был продан на аукционе в отеле Дрюо за 350 тыс. франков.

Довольно долго Мари была под влиянием умелой пропаганды нацистских властей в оккупированной части Франции, как впрочем, и многие друзья из ее буржуазного окружения, – пока не стали появляться законы о статусе евреев, желтые звезды на их одежде, аресты и отправки в концлагеря. Мари была одним из немногих доверенных лиц и корреспондентов Макса Жакоба, скрывавшегося от ареста в аббатстве в Сен-Бенуа-сюр-Луар. Когда же 28 февраля 1944 года он был арестован гестапо и содержался в концлагере Дранси в пригороде Парижа, она вместе с другими деятелями культуры подписала петицию в его защиту. А вот аутодафе, устроенное нацистскими властями 27 мая 1943 года над картинами «дегенеративных» художников – Кислинга, Пикабиа, Макса Эрнста, Миро, Валадона (см. материал «Дегенеративное искусство. К 75-летию открытия выставки в Германии») – шокировало Лорансен, но не вызвало с ее стороны яростного осуждения. Ее больше заботило ее собственное искусство и ее ближнее окружение.

Несмотря на ее либеральное отношение к нацистам и прогерманские настроения в первые годы оккупации Франции, властью она не была обласкана. В 1944 году ее апартаменты с мастерской на ул. Савоньян-де-Брасса (rue Savognan-de-Brassa) были реквизированы местными властями. Она не стала обращаться с просьбами к нацистскому руководству в Париже и напоминать, что она бывшая баронесса фон Ветьен. Вместо этого она разместилась со своим имуществом в маленьком павильоне, находившемся во дворе отеля Массеран (Hôtel de Masseran), который ей любезно предложил граф Этьен де Бомон, покровитель искусств, для которого Мари до войны оформляла спектакли.

Когда исход войны был уже предрешен, и нацистские власти вывозили в Германию культурные ценности, чтобы использовать их как предмет торга, 1 августа 1944 года готовился к отправке в Моравию поезд с произведениями искусства. 58 картин Мари Лорансен, 24 Рауля Дюфи, 29 Жоржа Брака, 25 Леонара Фужиты, 4 Эдгара Дега, 3 Тулуз-Лотрека, 11 Вламинка, 10 Утрилло, 64 Пикассо, 8 Боннара и множество других полотен – всего 148 ящиков – из коллекции Поля Розенберга, маршана Мари Лорансен, эмигрировавшего в 1940 году в США и оставившего на хранение в банке Либурна и в одном из шато Флуарака (Floirac) в Пиренеях 2000 произведений, которые не успел вывезти заранее. История спасения этой коллекции силами французского Сопротивления легла в основу фильма «Поезд» (“The Train”), снятого в 1964 году американским режиссером Джоном Франкенхаймером (John Frankenheimer).

После окончания войны начались преследования коллаборационистов, к которым активно стали причислять и деятелей культуры, оставшихся жить и работать в оккупированной Франции. Народные суды стали работать по цеховому принципу. Комиссию по осуждению художников возглавлял Пикассо, но в списки художников, замеченных в связях с нацистами, Мари Лорансен не была включена. Были еще муниципальные суды, которые проводили расследования по территориальному признаку. 8 сентября Мари была арестована и помещена в лагерь Дранси. Две ее сокамерницы также были представительницами парижской буржуазии. Видимо, информации о помощи евреям, полученной в ходе следствия, было достаточно, и 17 сентября Мари отпустили. Она не любила об этом говорить и скрыла свой арест даже от Николь Груль. Остались полицейские протоколы и воспоминания непосредственных участников.

 

сканирование0028 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

Мари Лорансен. 1952

 

После 1945 года Мари Лорансен стала вести уединенную жизнь и практически прекратила встречи с друзьями. Круг общения художницы ограничился ее прислугой и экономкой Сюзанной Моро (Suzanne Moreau), которая в 1925 году поступила к Лорансен двадцатилетней девушкой. По прошествии многих лет Сюзанна заняла важное место в жизни Мари и стала по своему усмотрению формировать круг общения художницы, самостоятельно решая, кому можно встречаться с мадам, а кому нет. Сама художница полностью ушла в работу, написав за последние 11 лет своей жизни 66 портретов и отдавая все свободное время чтению. Любимыми книгами ее последних лет были «Метаморфозы» Овидия и «Исповедь» Св. Августина. Что касается переписки, она вела ее не менее активно, чем раньше. Сама она говорила: «Меня прославят не мои картины, а мои письма». Ее обширная переписка действительно имеет большое культурно-историческую значение, так как она содержала все ее размышления об искусстве, литературе, поэзии и других вечных ценностях.

2 июня 1954 года Мари Лорансен удочерила Сюзанну Моро, которую назначила своей наследницей. 8 июня 1956 года Мари Лорансен умерла от сердечного приступа, давно страдая от мерцательной аритмии. Через 20 лет умерла Сюзанна Моро, оставив все наследие Лорансен Фонду «Сироты Отёя». С мая 1979 года по декабрь 1980 года на четырех торгах аукционными домами Ader-Picard-Tajan было распродано все наследие Мари Лорансен. Большая часть была приобретена японским промышленником Масахиро Такано (Masahiro Takano). Что касается рукописей и личного архива, он поступил в парижскую литературную библиотеку Жака Дусе (Bibliothèque Jacques Doucet), с которым Лорансен была знакома в 1910-20-е годы.

 

сканирование0029 Лорансен Мари / Marie Laurencin ★

 

В 1983 году в Японии в честь столетия со дня рождения художницы был открыт музей Мари Лорансен. В 1985 году был опубликован 1-й том, а в 1999 году 2-й том каталога резоне художницы на французском и японском языках. Судьба продолжает испытывать Мари Лорансен на прочность – 29 мая 2002 года весь тираж каталога резоне, хранившийся на складе французского издательского дома Les Belles Lettres, сгорел при пожаре, ни один экземпляр не сохранился.

Список произведений Мари Лорансен (не полный) и выставок, в которых она участвовала, можно посмотреть в биографии Лорансен в википедии. Согласно каталогу «Художники-женщины, женщины-художники», творческое наследие насчитывает 1800 картин, акварелей и литографий, не считая книжных иллюстраций и декораций к балетам и спектаклям.

 

 

ИСТОЧНИКИ:

Bertrand Meyer-Stabley, Marie Laurencin, Paris, Pygmalion, 2011

Daniel Marchesseau, Marie Laurencin, musée Marmottan Monet / Éditions Hazan, Paris, 2013

http://fr.wikipedia.org/wiki/Marie_Laurencin

Сайт музея Мари Лорансен в Японии

Юлия Хартвиг. Аполлинер. Издательство «Прогресс», Москва, 1971

Гийом Аполлинер. Собрание сочинений в 3-х томах. Москва, Книжный клуб Книговек, 2011

Гертруда Стайн. «Автобиография Элис Б. Токлас»

Гийом Аполлинер читает «Мост Мирабо»

Фрагмент балета «Лани»