26  я н в а р я  2014
Laurencin Мари Лорансен. Новый взгляд

Портрет девушки с косой. 1910-е гг.

 

Должен признаться, что мне никогда не было особенно близко творчество французской художницы Мари Лорансен. В музеях и на выставках я надолго не задерживался у ее работ.  Они, на мой взгляд, заметно проигрывали рядом с Пикассо, Браком и другими великими художниками. Это соседство вообще выглядело немного странным. Казалось, что Лорансен  «присутствует в этой компании» только благодаря своей бурной связи с Гийомом Аполлинером – выдающимся французским поэтом и художественным критиком, первым начавшим формировать общественный вкус в отношении кубизма, и большим другом многих прогрессивных художников того времени.

Отношение к творчеству  художника может измениться в ту или иную сторону благодаря множеству  причин. Удачная, раскрывающая лучшие стороны творчества художника, или, наоборот, перенасыщенная и не до конца продуманная экспозиция; вдумчивый статья-анализ грамотного искусствоведа, взглянувшего на творчество автора с неожиданной точки зрения, или разгромная статья арт-критика в серьезном журнале по искусству; качественный, с хорошим подбором работ каталог художника и множество других самых разных причин. В  моем случае все произошло благодаря всего одной работе Мари Лорансен. Не так давно, пополняя коллекцию западноевропейской графики, неожиданно для самого себя  приобрел небольшой карандашный рисунок Мари Лорансен 1910-х годов «Портрет девушки с косой». Рисунок, удививший меня своей не характерностью, в результате  вызвал интерес  и к творчеству художницы, и к ее личности – великие поэты не выбирают себе в Музы «серых мышек». В истории жизни Мари, как в зеркале, отразились практически все эпохальные события  ХХ века. А перипетии ее творческой биографии, круг общения, пересечения и переплетения судеб,  действительно превзошли все ожидания, в чем вы и сами скоро убедитесь…

Аполлинера познакомил с Лорансен в 1907 году Пабло Пикассо. Он встретил ее в галерее торговца картинами Кловиса Саго (Clovis Sagot) и сразу понял, что она идеально подходит поэту. Своему другу он сказал: «Я нашел тебе невесту».  Аполлинер поддерживал Мари в ее художественных стремлениях. Он говорил ей: «Сначала я сделаю из тебя художника. А потом я сделаю из тебя хорошего художника». Он всегда настаивал, чтобы Мари принимала участие в групповых выставках кубистов, несомненное влияние которого она испытала – Пикассо называл ее стиль «деликатным кубизмом».  Ни одна рецензия Аполлинера на выставки Осенного салона не обходилась без упоминания Мари Лорансен.   Работы художницы, выставленные  рядом с работами Пикассо, Брака и Гриса действительно казались публике более доступными для понимания и были отдохновением для души.

Но Мари была вхожа в мир парижской богемы не только благодаря своим отношениям с Аполлинером. Коллеги по цеху ценили ее талант – в 1909 году Пикассо приобрел у нее полотно «Задумчивая» (“La Songeuse”), которое всю жизнь находилось в его коллекции, а теперь экспонируется в музее Пикассо в Париже. Картину «Пианистка» (“La Pianiste”) приобрел Жак Дусе (Jacques Doucet), знаменитый французский кутюрье и коллекционер.

Надо сказать, что ранние работы художницы («доэльфового» периода) хотя и отражают несомненные влияния более зрелых художников-современников, но вместе с тем отличаются самобытностью и деликатностью. Когда же  Лорансен нашла свой стиль и пастельную цветовую гамму, ее работы стали абсолютно узнаваемы и неповторимы.

Так совпало, что мое личное «открытие»  Мари Лорансен совпало со  130-летием со дня рождения художницы и первой  ретроспективой в Париже. Интересен факт, что к 100-летнему юбилею в Токио  открылся музей Мари Лорансен, где представлено более 500 ее работ – картин, акварелей, набросков, печатной графики, книжных иллюстраций, стихов, писем… Ее искусство признано в Японии, оно действительно  близко японской гравюре. Признание это началось еще в 1916 году в Испании, где художница, как жена германского подданного, находилась в изгнании. Там она познакомилась с японским поэтом Daigaku Horiguchi, сыном дипломата, который по возвращении на родину не терял с ней связи и приложил немало усилий, чтобы познакомить японцев с ее творчеством.

Внутренняя сила и энергия художницы, вкупе со своеобразным талантом, притягивали к ней очень разных людей. Мари Лорансен удалось прожить чрезвычайно наполненную и  интересную жизнь, позволившую ей стать  ярким представителем своей эпохи, а огромное и не похожее ни на кого творческое наследие, обеспечило  ей особое место в истории мирового искусства.