1  и ю л я  2013

1 Александр Ливанов. Пластические игры разума

Попытка рецензии на новую книгу.

Александр Ливанов хорошо знаком профессиональному сообществу, а также «продвинутым» любителям графического искусства.  Художник и сам активно «способствовал» формированию  круга собственных поклонников-последователей. Не только своими работами, но и педагогической деятельностью, многие годы преподавая в Полиграфическом институте (ныне Академии печати). Большинство ливановских учеников разных лет до сих пор чрезвычайно тепло вспоминают Учителя и благодарны ему за «художническую» науку. Но есть и такие, кто уже несколько лет ведет активную и последовательную работу по продвижению своего педагога и его идей в самые широкие массы. Очередным этапом на пути проникновения «ливановской философии» в общественное сознание, безусловно, станет третья по счету книга «Александр Ливанов. Спам Карабаса», подготовленная и изданная учениками Александра Андреевича – Ольгой Иордан и Иваном Величко. О первых двух изданиях, фактически уже ставших библиографической редкостью, можно посмотреть материал «Александр Ливанов. Борьба с очевидностью».

Новая книга – логическое продолжение. Структура книги не поменялась: размышления об искусстве и художниках, о рисовании и пластике, советы студентам на занятиях рисунком,  афоризмы и смешливости. Из взаимодействия текстов, цитат, фраз и словечек, дополненных и перемежаемых графическими работами художника, неожиданно проявляется очень целостный и правдивый образ самого Ливанова. Давно зная Александра Андреевича и его работы, после ознакомления именно с этой книгой, многое в художнике стало для меня понятнее, ярче, отчетливее и как-то значительнее что ли. Мои собственные выводы, сделанные ранее на основании рисунков художника, теперь нашли подтверждение в размышлениях и высказываниях автора. Чрезвычайно жалею, что не довелось у него поучиться – лично мне очень понятен принцип ливановского отношения к рисунку. За несколько последних лет масштаб и значимость художника Ливанова поднялся на серьезную высоту, о нем говорят, спорят, слагают мифы и небылицы. Новая книга наверняка одни мифы разрушит, но обязательно даст «пищу» для возникновения новых. Таков уж удел больших художников – их имена должны быть окутаны тайной и недосказанностью.

 

6 Александр Ливанов. Пластические игры разума

7 Александр Ливанов. Пластические игры разума

 

В качестве иллюстраций использованы работы последних лет. Здесь и «Рисунки с телевизора», и коллажи из «ничейных» фотографий, которыми художник увлекается давно и весьма плодотворно, и рисунки на фольге от сигаретных пачек. Разглядывая эти небольшие (а иногда и просто крошечные) по формату рисунки, невозможно не восхититься непрерывным поиском художником новых пластических решений, его неутомимой работе над  бесконечными вариантами  организации листа, сумасшедшим «юношеским» задором, позволяющим художнику быть чрезвычайно современным. Своими пластическими идеями Ливанов может дать большую фору значительно более молодым коллегам.

 

3 Александр Ливанов. Пластические игры разума

1001772 140619419465639 847040766 n Александр Ливанов. Пластические игры разума

2 Александр Ливанов. Пластические игры разума

945591 140619082799006 352203070 n Александр Ливанов. Пластические игры разума

 

Ливанова часто сравнивают с Митрохиным, иногда с Врубелем. Не желая погружаться в сравнения, замечу, что у художника Ливанова собственное творческое лицо. Он и не отрицает значительного влияния на него выше означенных художников, более того, готов добавить к ним целый ряд деятелей русской (и не только) культуры, оказавших существенное воздействие на его творческое развитие и становление. Главное заключается в том, что Ливанов сумел, впитав в себя уроки своих родителей-художников, их ближайшего окружения и своих учителей, найти собственный ритм, нерв, конструкцию и пластику изображения. Важным является и то, что «узнаваемость» ливановских рисунков – это не способ автора «застолбить» собственную территорию, скорее это естественное развитие художника, этакие «пластические игры разума», приведшие Ливанова к формированию собственного изобразительного языка, узнаваемого и любимого многими.