12   м а р т а  2013

 

hastings 1 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

О жизни и творчестве Модильяни написано немало. Биография художника послужила основой уже не для одного художественного фильма, а про книги, посвященные его жизни и творчеству, и говорить не приходится. Постепенно с художником произошло то, что случается практически со всеми великими людьми – они превращаются в Миф, Легенду, Икону, их любят миллионы. А кого в своей жизни любили они?

Давно известно, что в жизни любого творческого человека всегда присутствуют места, события, люди, которые оказывают существенное влияние и на самого художника, и на его творческое развитие. Как это нередко бывает с творческими натурами, Модильяни часто влюблялся и заводил романы. Он пользовался большим успехом у женщин. Но, безусловно, самой романтической и трагической любовью Моди была Жанна Эбютерн, родившую ему дочь Жанну. А самой надрывной – страсть к Беатрис Хастингс.

Кто эта дама, известная нам по 14-ти портретам кисти Модильяни и по его многочисленным рисункам, что же в ней было такого особенного?

Амедео и Беатрис познакомились в июле 1914 года в кафе Ротонда на Монпарнасе, где все знали всех и вся.  Художественная богема неизменно каждый вечер встречалась в кафе  La Rotonde и Café du Dôme. Познакомил их скульптор Осип Цадкин. Беатрис все называли поэтессой, была она корреспондентом лондонского художественного еженедельника The New Age, приехала в Париж в апреле того же года. Впервые они увиделись в кафе у Розали. Вот как Беатрис описала  эту встречу в своих воспоминаниях: «Я сидела напротив него. Гашиш и бренди. Не произвел никакого впечатления. Не знала, кто он такой. Он выглядел жутко мерзким, ненасытным. Снова встретились в кафе Ротонда. Выбрит и обворожителен. Элегантно приподнял шляпу, в глазах смущение, пригласил меня прийти посмотреть его работы».

 

hastings 2 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

К моменту их знакомства Модильяни исполнилось 30 лет. Он был известным среди богемы художником и скульптором, с плохой репутацией. Карьеры он не сделал, работы его практически не продавались, а если продавались, то по 5-20 франков, редко достигая нескольких сотен франков. Ни к какому художественному течению не примкнул, сторонником фовизма или кубизма не стал, что сказывалось на его участии (вернее, неучастии) в групповых выставках. Из-за стечения обстоятельств его работы не попали на Арсенальную выставку в Нью-Йорке в 1913 году, где экспонировалось современное европейское искусство и где были представлены ВСЕ. Из робкого юноши, приехавшего в Париж в 1906 году, Модильяни превратился в пьяницу и дебошира, к тому же пристрастившегося к гашишу, неоднократно попадавшего в полицию вместе со своим другом Морисом Утрилло. Вместе с тем, у него был образ галантного аристократичного любимца женщин, серьезного знатока итальянского поэзии, наизусть декламирующего Данте и не расстающегося с томиком стихов «Песни Мальдорора» французского поэта Лотреамона (Lautréamont “Les Chants de Maldoror“). Своим призванием он считал скульптуру и рисовал, если не мог достать камня, или если приступы кашля, вызванные туберкулезом, обнаруженным в детстве, не позволяли ему заниматься любимым делом. Средства его были очень скромны – ежемесячно он получал пособие от матери, свято верившей в его талант и обожавшей своего Дэдо, и небольшие доходы от продаж, в основном, от своего неизменного почитателя доктора Поля Александра, тратившего на работы Моди все свои деньги. Его талант ценили Макс Жакоб, старавшийся помочь Моди и познакомивший его с молодым 23-летним арт-дилером Полем Гийомом, и Пабло Пикассо, ставший уже модным и состоятельным художником, которому не нужно было выставляться в галереях арт-дилеров – покупатели приходили к нему в мастерскую.

 

hastings 3 672x1024 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

Беатрис отнюдь не была юной невинной девушкой. Когда они познакомились с Моди, ей уже было 35 лет. Свой возраст она умело скрывала, как, впрочем, и другие детали своей прежней жизни.

Беатрис родилась в 1879 году в Лондоне в семье торговца шерстью Джона Волкера Хэя (John Walker Haigh), родом из Хаддерсфилда (Йоркшир), в 1880-х годах эмигрировавшего в Южную Африку в Порт Элизабет. Эмили Элис Беатрис была пятой из семерых детей и с юности создавала большие проблемы родителям. Рано вышла замуж за человека из низшего сословия Александра Хастингса, которого выдавала за «боксера» и с которым довольно быстро развелась. Она была цирковой наездницей, начала писать стихи и обнаружила необыкновенный талант певицы, владеющей всеми регистрами – от высокого сопрано до баса. Кроме того, она выучилась игре на фортепиано, и впоследствии о ней говорили как об одаренной пианистке.

Без сомнения, семья Беатрис приложила усилия, чтобы отослать ее подальше из Кейп-Тауна, осуществив ее мечту жить на родине в Великобритании. Из Африки она возвратилась в начале 1900-х годов в качестве сестры-хозяйки на одном из кораблей, перевозивших солдат, раненых в англо-бурской войне. В течение многих лет она получала ежемесячное пособие от родных, которое гарантировало им спокойную жизнь в Южной Африке. О своих близких она создала несколько мифов – одного из своих братьев она называла издателем газеты в Кейп-Тауне, а другого – героем войны и писателем, но документальных подтверждений этим фактам не найдено. Судя по официальным документам, обнаруженным после ее смерти, она считалась вдовой боксера Лаши Томсона (Lachie Thomson), из чего исследователи делают вывод, что вскоре по прибытии в Англию, она снова вышла замуж.

 

hastings 4 783x1024 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

В 1906 году, приехав в Лондон на теософическую лекцию, Беатрис познакомилась с Альфредом Ричардом Орейджем (Alfred Richard Orage), блестящим молодым издателем спорного политико-литературного Фабианского еженедельника «Новый Век» (The New Age). Беатрис мечтала посвятить себя литературе, а 33-летний издатель оказался покорен ее незаурядным умом. С 1906 по 1914 год Беатрис была правой рукой и любовницей Альфреда Орейджа. Философия, литература, социальные вопросы и оккультизм привязывали Беатрис и Альфреда друг к другу. Оба считали себя учениками Елены Блаватской, которой Беатрис осталась верна на всю жизнь, и которой впоследствии посвятила серию буклетов «Защита Мадам Блаватской» (1937).

The New Age считался самым живым интеллектуальным еженедельником того времени в Лондоне, где печатались Бернард Шоу, Арнольд Беннет, Эзра Паунд, Герберт Уэллс, Кэтрин Мэнсфилд, Генри Миллер и другие ставшие известными писатели. Позднее там печатались статьи Пикассо, репродукции картин кубистов и был опубликован полный текст «Манифеста Футуристов» Маринетти.

Беатрис разделяла взгляды социалистов, считала, что женщины должны иметь право голоса (но при этом была антисуфражисткой и антифеминисткой), боролась за государственную защиту женщин от «ужаса деторождения», скандализировала читателей «Нового Века» статьями о несправедливом и чудовищном использовании женщин мужчинами для рождения детей. Она написала 48 стихотворений под своим собственным именем и высоко их ценила. Также она писала под многочисленными псевдонимами и считала себя истинным создателем и идеологом еженедельника. Беатрис Хастингс действительно была талантлива и ее публикации пользовались большим успехом.

 

hastings 5 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

Она грубо вмешалась в личную жизнь юной талантливой писательницы из Новой Зеландии Кэтрин Мэнсфилд (Katherine Mansfield, 1889-1923), с которой они были близкими подругами, вынудив ее сделать аборт. Сама Беатрис была экспертом в этой области еще с Южной Африки.

История с Кэтрин, а также публичные заявления Беатрис о ее сексуальной свободе привели к разрыву с Альфредом Орейджем. Беатрис отправилась на несколько месяцев в Париж, думая, что Орейдж будет умолять ее вернуться, но этого не случилось.

Приехав в Париж, Беатрис начала вести светскую жизнь, перезнакомилась с английским литературным сообществом Парижа, подружилась с Максом Жакобом, прекрасно говорившим по-английски, и при наличии свободных денег чувствовала себя вполне комфортно. Под псевдонимом Элис Морнинг она начала писать цикл статей «Парижские впечатления» для The New Age. В течение первого года, до середины 1915 года, статьи носили личный характер и скорее походили на дневники, затем стали более формальными, чаще всего представляя собой переводы французской поэзии – отрывки из «Майской ночи» Мюссе, поэму Макса Жакоба «Дочь короля», а также отчеты о последних работах Пикассо и размышления о судьбах кубизма и художественной жизни Парижа. Надо отдать должное Орейджу, он печатал ее статьи без всяких правок со своей стороны.

Безусловно, то, что эта любовь случилась, вполне естественно – таких мужчин как Моди Беатрис в Лондоне встретить не могла, да и таких женщин в Париже не было. Хотя, конечно, выглядели они довольно странной парой. Она – высокая, стройная рыжеватая блондинка, элегантно одетая, но всегда с причудой: то в какой-нибудь «немыслимой», вызывающей шляпе, то вдруг почему-то с живой уткой в корзинке, преспокойно болтающейся в руке вместо сумки; он – пониже ростом, смуглый брюнет в живописных отрепьях, в которых некоторые знакомые с трудом узнавали «роскошный» бархатный костюм. По мнению современников, описание ее внешности не дает полного представления об этой женщине – в целом ее образ был гораздо привлекательнее, чем отдельные черты.

 

hastings 6 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

Их отношения были довольно яркими и темпераментными. Она считала, что не обязана принадлежать кому бы то ни было, а он ее бурно ревновал, часто без оснований – Беатрис достаточно было просто говорить с кем-то по-английски. К тому же все это происходило в состоянии алкогольного или наркотического опьянения или у него, или у нее. Беатрис резко отзывалась о наркотиках, но имела довольно серьезную склонность к виски. Моди стал с ней меньше пить, но от гашиша, который стоил 2 пенса за шарик, не отказался. Отсюда невероятные истории с драками, выкидыванием Беатрис из окна вниз головой (а потом всеобщим примирением), криками: «Помогите! Убивают!» с обеих сторон, о которых написано множество статей и воспоминаний. Однако эта любовь дала миру большое количество гениальных произведений Модильяни, образом для которых послужила Беатрис Хастингс. Также, в этот период художник написал лучшие портреты своих друзей и близких.

Приехав в Париж, Беатрис Хастингс сняла скромные апартаменты на ул. Монпарнас, 53, состоявшие из двух комнат с газом и водопроводом, за 75 франков в месяц. На противоположной стороне улице располагались мастерские Бранкузи и Липшица. После начала связи с Модильяни Беатрис решила обустроить свое жилье иначе. Она переехала на Монмартр, где сняла небольшой домик с садом. Ее новое жилище было поистине замечательным – четыре комнаты и кухня, большая гостиная, кабинет и оранжерея. Две комнаты выходили в сад. В гостиной стояла керамическая плита, обогревавшая комнату. Вся ее мебель была подержанной, но довольно милой. Верная М. вела ее хозяйство. Ее собственная комната с серым ковром, китайскими лампами, пианино, двумя диванами, двумя креслами, книгами, цветами и камином, была совсем как не в Париже. Мастерская Модильяни находилась неподалеку, с начала 1915 года ее арендовал для художника его дилер (!) Поль Гийом. Моди не изменял своим привычкам – продолжал ходить в Ротонду и встречаться со старыми друзьями. Но смотреть новые скульптуры Моди друзья приходили именно к Беатрис, и портреты своих друзей Моди писал именно в ее «студии».

 

hastings 7 602x1024 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

В течение четырех лет с 1910 года Моди занимался, главным образом, скульптурой, лишь изредка возвращаясь к живописи, но с началом войны в Париже прекратилось новое строительство, и камня достать уже было практически невозможно.  Окончательное обращение Модильяни к живописи по времени совпадает с началом его связи с Беатрис Хастингс. Моди вернулся к живописи, стал экспериментировать с цветным рисунком и полихромной скульптурой, образцов которой, к сожалению, не сохранилось. Как только не изображал ее Модильяни: Беатрис у пианино, Беатрис у двери, Беатрис в своих странных шляпах, с волосами, зачесанными на прямой пробор, убранными назад, распущенными… В углу одного из холстов он написал «Мадам Помпадур». Количество портретов Беатрис Хастингс может сравниться только с количеством работ, моделями для которых послужила Жанна Эбютерн.

 

hastings 8 813x1024 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

Как и все предыдущие подруги Модильяни, Беатрис стала моделью для многочисленных полотен и рисунков, но лишь она одна среди них была истинным интеллектуалом, имеющим свой взгляд на искусство. Предметом их дискуссий и разногласий становились книги, поэмы, слова и теории. О любимых поэтах Модильяни Беатрис отзывалась уничижительно, считала, что Лотреамон приносит такой же вред, как наркотики. Сама же она любила Росетти и Мильтона, которых совсем не ценил Амедео.

Она представляла собой опасный тип суперинтеллектуала. Под ее изысканной внешностью таились ревность к таланту, мстительность, недоброжелательность, склонность к манипуляциям – людьми, словами, идеями, что в полной мере проявилось в конце ее жизни. Но если почитать ее статьи и воспоминания, и сейчас невозможно устоять перед умом и обаянием этой язвительной женщины! Она, безусловно, мастер парадокса!

 

hastings 9 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

Беатрис всячески пыталась подчеркнуть свою независимость, и, более того, стремилась доминировать над людьми. В качестве дополнительного самоутверждения она вступила в связь с другим итальянским скульптором Альфредо Пина, что никак не могло понравиться Модильяни, у которого был чисто итальянский (латинский) взгляд на женщин.

Отношения Беатрис Хастингс и Амедео Модильяни продолжались два года и прекратились по инициативе Беатрис. Одновременно кончилась ее карьера в The New Age, последняя публикация датируется 10 августа 1916 года. Прекратив деловые отношения с Орейджем, Беатрис решила остаться за границей. Она навещала родственников, путешествовала, затем отправилась на юг Франции, писала «в стол». В 1931 году после жизни во французской провинции и Швейцарии она вернулась в Великобританию. Писала язвительные памфлеты на своих бывших коллег, из которых больше всех досталось Орейджу. Единственным, в чей адрес не было колкостей, остался Модильяни. Перессорившись со всеми, Беатрис вернулась к теософии и стала общаться с узким кружком своих поклонников.

 

hastings 10 Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

 

В 1943 году Беатрис Хастингс покончила с собой, отравившись газом. Рядом с ней лежало самое близкое ей существо – белая мышь. Она завещала свои литературные труды любой из библиотек, которая первой предъявит свои права, если их не заберет Британский музей, которому она их предложила за три месяца до смерти. Сведений о передаче архива в библиотеку Британского музея не сохранилось… Также она завещала себя кремировать, а свой прах развеять по ветру.

Безусловно, Беатрис Хастингс известна, прежде всего, как муза Амедео Модильяни. Она стала прообразом героини известного романа Франсиса Карко «Невинные» (Francis Carco «Les Innocents»), написанного в 1916 году. Жан Кокто описал ее в своем романе «Белая книга» (1929), их общим возлюбленным был юный поэт Раймон Радиге (Raymond Radiguet, 1903-1923), умерший от тифа.  Ее фотографировал Мэн Рей, к ней в дом приходили Фернан Леже, Морис Утрилло, Джино Северини, Рауль Дюфи и другие художники.

Литературные труды Беатрис почти забыты, найти их затруднительно. Но в 2004 году южно-африканский литературовед Стивен Грей опубликовал масштабное биографическое исследование «Беатрис Хастингс: Литературная жизнь», над которым он работал в течение 20-ти лет, и которое сразу же стало библиографической редкостью.

 

 

ИСТОЧНИКИ:

Pierre Siechel. Modigliani, A Biography of Amedeo Modigliani, E.P. Dutton & Co, Inc., NY, 1967.

Billy Klüver, Julie Martin. Kiki’s Paris: Artists and Lovers 1900-1930. Harry N.Abrams, Inc., New York, 1994

http://www.amazon.com/Beatrice-Hastings-Literary-Life-ebook/dp/B00A8YIIHU#reader_B00A8YIIHU