11  н о я б р я  2012

Не знаю, обращаете ли Вы внимание на репродукции работ разных художников в рамах, размещенные на стенах домов центральных улиц  Москвы, или уже как-то попривыкли к этой «красоте»? Лично меня это в последнее время стало активно раздражать. То есть они и с самого начала не выглядели симпатично, и больше поднимали вопросов, чем решали. Глубокая мысль  какого-то очень умного и продвинутого чиновника ясна и понятна «как белый день». Только в очередной раз получилось по принципу: «хотели – как лучше, получилось – как всегда».

Причина, почему я об этом вдруг решился написать именно сейчас, после стольких лет, как ЭТО висит и «радует» глаз москвичей, а также гостей столицы, в том числе и иностранных, станет Вам скоро понятна. Кстати, про иностранных гостей. Это, видимо, специально для них в Москве разместили не только репродукции работ русских художников, но и шедевров западного искусства. Типа, мы тут тоже не лыком шиты и не лаптем щи хлебаем. По прошествии нескольких лет часть «шедевров» была успешно «декорирована» местными  дворовыми дарованиями, позолота с дорогих рам пооблезла, а сами «произведения» покрылись толстым слоем московской грязи и пыли. Нет, я отлично понимаю, что кто-то же должен был освоить эту часть городского бюджета, тем более что идея-то благородная, я бы даже сказал, с налетом просветительства. Поэтому и деньги были выделены, видимо, нешуточные. Мы же привыкли все делать с размахом, чтобы каждый москвич мог гордиться: О-оо, как мы можем! Завидуй, буржуин!

А этому  «буржуину» глубоко безразличны и наша псевдорусская «гордость» и эти картинки. Безразличны потому, что висящее на городских стенах не имеет никакой привязки ни к нашему городу, ни к просвещению горожан и туристов, ни к культуре. Вообще, ЭТО ни к чему не имеет  отношения.  А ведь известны примеры, когда все по-другому – красиво, информативно, для людей. Не говоря уже о совершенно иных финансовых затратах.

Несколько лет назад мы с женой впервые посетили небольшую французскую деревеньку  О-де-Кань, расположенную недалеко от Ниццы. Добравшись на арендованном авто до горной деревушки, в поисках места для парковки оказались перед шлагбаумом, за которым располагался  небольшой стеклянный офис. Видимо привыкший к недоумению иностранных туристов служитель офиса, выйдя к нам, попросил открутить антенну с крыши нашего автомобиля, чем еще больше привел нас в замешательство по поводу всего происходящего. Нам предложили загнать авто в открывшиеся стеклянные  двери, после чего покинуть автомобиль. Нажав какие-то кнопки, служитель отправил наше авто в чрево горы. Позже на очень узких и крутых улочках деревеньки мы столкнулись с большим количеством туристов, как и мы, «осматривающих местные достопримечательности», что сразу же навело на мысль о «масштабе бедствия» и размерах этой подземной, а точнее, «подгорной» парковки. Здесь очень  хочется просто передать привет всем мэрам Москвы  – нынешнему и предыдущему.

Должен сказать, что первый визит произвел на нас очень сильное впечатление, но остался ряд вопросов, требовавших изучения и ответов, поэтому в этом году у нас не было ни минуты сомнения о необходимости посетить эту деревню еще раз.

 

 

Деревня 12-го века оказалась не просто жилой, а очень ухоженной и уютной.  В ней много маленьких гостиниц, кафе и ресторанчиков.  Даже стены домов и тротуары здесь  чрезвычайно живописны. “Монмартр Côte d’Azur” -  такое название она получила из-за паломничества художников, очень любивших приезжать сюда поработать.  Лазурный берег всегда привлекал художественную элиту своей красотой, ярким светом и мягким климатом. Город Кань-сюр-Мер (Cagnes-sur-Mer) знаменит тем, что последние 12 лет своей жизни (с 1907г. по 1919г.) здесь жил и работал  Огюст Ренуар, страдавший жесточайшим артритом, где его часто навещал Анри Матисс и другие художники. Также известным фактом является то, что в 1918 году из обстреливаемого немецкой артиллерией Парижа сюда приехали Амедео Модильяни с Жанной Эбютерн, Леонар Фужита с женой и Хаим Сутин. В 1923 году Хаим Сутин был командирован сюда на этюды Леопольдом Зборовски. Кстати говоря, работы всех этих художников представлены в залах музея О-де-Кань. Так что эти места имеют богатую художественную историю. Город расположен на побережье, а деревушка чуть выше в горах, но образуют они одну коммуну.

О-де-Кань была местом притяжения не только в начале 20-го века. Десятки художников работали здесь и в последствии. В 1930-е годы колумбийский архитектор Сантьяго Медина, попав сюда впервые, не просто полюбил это место, а фактически возродил его – он покупал за бесценок разрушающиеся средневековые дома и реконструировал их, используя такие же старые камни, затем продавал уже пригодные для жилья дома и принимался за следующие. Сейчас деревня в идеальном состоянии, живут в ней, правда, не потомки старых жителей, а все больше иностранцы из Германии, Дании, Испании, Италии, Норвегии – таблички на входных дверях говорят сами за себя, да и с самими жителями нам удалось пообщаться.

В О-де-Кань были написаны многочисленные этюды и картины, часть из которых вошли в сокровищницу мирового искусства.  На деревенских улочках  установлены специальные стойки с репродукциями работ, указанием  автора, названия, даты создания, размеров, а также нынешним местонахождением оригинала. Самое главное, что эти репродукции расположены непосредственно в тех местах, с которых и были написаны сами произведения. Мы истоптали все улочки в поисках очередного пейзажа, запечатленного известными и знаменитыми теперь художниками. Дух захватывает, когда стоишь на месте, где 90 лет назад стоял Хаим Сутин и трудился над своим произведением. Создается уникальное ощущение сопричастности, как будто находишься рядом с художником и видишь ту же улочку, тот же дом, ту же лестницу, но через призму его искусства.

 

 

Возвращаясь к началу материала, как говорится, почувствуйте разницу:  насколько толково и к месту все делается в скромной французской деревне XII века. Заканчивать банальными, нравоучительными сентенциями как-то глупо, да и не хочется. Вот, о чем мечтается действительно, так это о том, чтобы и у нас все делалось для  большинства людей, а не для  галочки или с целью освоения бюджета. Ну и в качестве хеппи-энда: наш автомобиль был «выужен»  из заточения в горе за считанные минуты, что привело нас в очередной ступор. Но,  с этим наследием  «развитого социализма»  мы уже как-то  научились бороться.